среда, 2 ноября 2011 г.

Фрау Эмма Штойбер

Специально для второго этапа конкурса "Маскарад Тильд": "Вокруг света", который проходит в "Арт-бандеролях", я сшила зайку - фрау Эмму Штойбер.


В самом сердце Европы, где некогда была Римская Империя, где Наполеон повелел установить камень, на котором высечена надпись «Центр Европы», в Баварии, в славном городе Мюнхене одним прекрасным воскресным днем зайка фрау Эмма Штойбер вышла из своего дома. Эмма была одета в праздничный костюм «дирндль» (dirndl). На ней была короткая белая блузка с широкими рукавами с рюшами, корсет на шнуровке, пышная юбка и фартук. О семейном положении Эммы указывал бантик на ее фартуке: он завязан справа, а значит зайка замужем. В качестве украшения на Эмме была миниатюрная шляпка в тон ее одежды.
Зайка очень любила и чтила свой город и, каждый раз прогуливаясь по нему, она радовалась тому, что в 1157 году герцог Саксонский и Баварский – Генрих Лев – перенес из Оберферинга в местечко Мюнихен (что значило «у монахов») таможню, рынок и монетный двор, что привело к основанию города в 1158 году. Никто тогда не мог и предположить, что спустя столетия Мюнхен превратится в один из прекраснейших городов Европы, крупнейший центр искусств, культуры и науки, сохранив при этом неповторимое очарование «деревни с миллионами жителей». Зайке не известно, что стало с таможней и монетным двором, но рынок, знаменитый Виктуалиенмаркт, куда она шла, поныне является частью центра города. Рынок давно уже стал такой же достопримечательностью Мюнхена, как и Фрауенкирхе, городская Ратуша на Мариенплатц, здание Резиденции, Старая и Новая Пинакотеки или замок Нимфенбург. На рынке можно купить всевозможные яства баварского производства и привезенные из дальних стран, всегда высочайшего качества. Фрау Эмма хотела в этот день порадовать своего горячо любимого мужа и первое, что она купила на рынке – это пиво. Это пиво – своего рода баварский эликсир жизни, осталось таким же, каким было в Мюнхене в те далекие времена. Пиво для этого города больше, чем просто напиток. Это — одна из главных составляющих традиционно мюнхенского образа жизни. Для уважающего себя зайца-мюнхенца стало ритуалом в полдень выпить пшеничного пива со знаменитыми солеными бубликами – бретцелями и обязательно съесть еще более знаменитые белые колбаски со специальной остро-сладкой горчицей. История умалчивает имя человека, впервые приготовившего этот напиток. Но кажется вполне логичным, что с давних пор в Баварии искусством пивоварения владели в основном монахи. В 725 году Святой Корбиниан возвел монастырь Ордена бенедиктинцев в местечке Фрайзинг-Вайнштефан, в его окрестностях посадили хмель (который растет там и по сей день) и в 1040 году монастырь первым получил право варить и разливать пиво. Таким образом, баварская государственная пивоварня Вайнштефан является старейшей из ныне действующих пивоварен мира, а местечко Фрайзинг под Мюнхеном — настоящей Меккой для истинных любителей пива. Жизненный цикл Мюнхена, равно как и каждого отдельно взятого жителя города, лучше всего, по мнению Эммы, отражен в известной пословице: «В Мюнхене есть пять времен года — зима, весна, лето, осень и время года крепкого пива». С начала марта в течение месяца, то есть во время поста, все мюнхенские пивоварни варят так называемое крепкое пиво, после употребления которого выпить нормального — все равно, что сделать глоток свежей воды. Кстати, вплоть до начала XX века в Мюнхене существовал интересный способ проверки качества крепкого пива. Его выливали на скамью в пивной, на которую садились крепкие баварские парни в коротких кожаных штанах. Через некоторое время они все одновременно вставали, и если при этом скамья накрепко прилипала к штанам и не падала, значит, пиво было в порядке.

Большую кружку пива баварцы называют «масса», и к ней обязательно подается «вайсвуршт» («Weißwurst») - белая баварская  колбаска. А белая она от того, что делается из качественной вареной телятины, приправляется белым перцем и петрушкой, а затем варится. Настоящий заяц-баварец «вайсвуршт» ни при каких обстоятельствах не будет резать ножом! Он сначала очистит ее от кожицы, откусит с одной стороны и выдавит прямо в рот! И настоящий баварец съест эту колбаску в первой половине дня. Это обусловлено тем, что во времена, когда не было холодильников, колбаса быстро портилась, и есть ее нужно было спозаранку. Трудно себе представить, что когда-то этой колбасы здесь не знали, но в анналах города Мюнхена записаны день и место ее появления на свет: 22 февраля 1857 года в трактире "Вечный свет" на площади Мариенплац. Названо также имя творца мюнхенской белой колбасы: «Йозеф Мозер, мясник».

Купив пиво, белых колбасок, бретцелей, а также овощи и фрукты, фрау Эмма продолжила свой путь домой. Она проходила мимо других не менее нарядно одетых мюнхенцев и туристов. Причиной этому был праздник «Октоберфест», который открылся в этот день. Почему именно «Октоберфест», когда на дворе сентябрь? А все потому, что впервые он праздновался 12-го октября 1810-го года. Тогда будущий король Баварский Людвиг первый сочетался браком с принцессой Саксонской Терезой. По этому случаю, он и пригласил своих подданных на буйный праздник, который продолжался пять дней. А завершился он конными скачками на лугу перед городскими воротами. С тех пор этот луг в честь невесты и называется «Терезиным лугом». Праздник мюнхенцам так понравился, что отмечать его стали каждый год. Только сроки всё время сдвигались вперёд, в надежде, что с погодой больше повезёт. Правда, погода отмечающим этот праздник не помеха, ведь начиная с 1910-го года на «Терезином лугу» стали ставить огромные палатки, где каждый желающий мог отведать самого лучшего в мире пива!

Вернувшись домой, Эмма достала большую кружку и, наполнив ее напитком, подала зайцу-мужу.  И после первого же глотка и вкус пива, и шум людских голосов, и все вокруг запахи, и бело-голубое баварское небо над головой, и звуки духового оркестра — все явило ему воплощение совершенной гармонии. В состоянии полнейшей мудрой расслабленности он легко и дружелюбно посмотрел на мир, и он показался ему простым и радостным. И это совсем не значит, что он опьянел, скорее наоборот — он просто достиг того самого, хорошо знакомого каждому баварцу душевного состояния, которое они называют «гемютлихкайт». Это слово настолько баварское, что просто невозможно дословно перевести его ни на один из языков мира. Его значение можно лишь прочувствовать вышеописанным образом. А вот после этого любой уже совершенно точно будет знать о Баварии больше, чем способны рассказать самые лучшие путеводители и самые лучшие статьи в журнале.